Чернобыльские зоны 30 лет спустя: поиск инвесторов и ожидание выплат

Жители зараженных радиацией регионов России надеются на помощь депутатов и судей

Фото: REUTERS/Gleb Garanich


Спустя 30 лет после чернобыльской катастрофы жители регионов России, подвергшихся радиационному заражению, решают две проблемы. Они пытаются вернуть социальные выплаты, утраченные в октябре прошлого года (на следующей неделе пройдет очередное заседание суда), и стараются привлечь инвесторов в регионы, чтобы начать зарабатывать самостоятельно.

В новом статусе

Сейчас территории, подвергшиеся воздействию радиации, делятся на четыре зоны: зона отчуждения, где запрещено постоянное проживание; зона отселения, жители которой имеют право на социальную поддержку; зона проживания с правом на отселение; зона проживания с льготным социально-экономическим статусом.

Чем ниже статус, тем меньше выплат и компенсаций полагается жителям. Сегодня на этих территориях проживает почти 1,5 млн человек, большая часть — в Брянской, Калужской, Орловской и Тульской областях.

В октябре прошлого года правительство приняло постановление № 1074, изменившее статус ряда населенных пунктов. По оценкам экспертов, изменение статуса территорий затронуло 60–70 тыс. человек, главным образом в самой неблагополучной в радиационном отношении Брянской области. По постановлению № 1074 в зону отчуждения в регионе включены четыре сельских населенных пункта, а в зоне отселения осталось 26 населенных пунктов (из более чем 200). Среди населенных пунктов, чей статус был понижен с зоны отселения до зоны с правом на отселение, — города Новозыбков (42 тыс. человек) и пятитысячный Злынка.

— Новозыбков — третий по численности населения город Брянской области, — рассказывает «Известиям» председатель Союза «Чернобыль» России, член ОНФ Вячеслав Гришин. — Его жители после изменения статуса потеряли от 1 тыс. до 1,5 тыс. рублей в месяц каждый, притом что здоровье населения не изменилось резко в лучшую сторону.

Помимо собственно выплат жители этих районов потеряли неделю дополнительного отпуска, который сократился с 21 до 14 дней.

— После принятия постановления уже с нынешнего года не только резко сокращены выплаты льготных пособий, но и фактически закрыта медицинская программа «Минимизация медицинских последствий экологического неблагополучия в Брянской области», — сообщила «Известиям» брянский эколог, бывший депутат областной думы Людмила Комогорцева. — Сокращены мероприятия по оздоровлению детей, проживающих на радиационно загрязненных территориях, которые решением властей вдруг в одночасье стали «чистыми». Есть опасение, что ситуация с медицинскими показателями здоровья изменится в сторону их резкого ухудшения.

— В нашей зоне смертность превышает рождаемость. Цифры в статистике по заболеваемости детей зашкаливают, — рассказала «Известиям» Оксана Ивашевская из совета Союза матерей Новозыбкова. — Детских садов у нас нет, только две группы в городе. Работы тоже нет. Регион в течение 30 лет не развивался. Сюда ничего не вкладывалось. Кроме торговли и завода «Индуктор», выкупленного украинцами, которые там же и работают, у нас ничего нет. Инвесторы не приходят.

Сейчас молодые матери города протестуют против еще одного решения, затрагивающего их интересы: по принятому в декабре 388-му федеральному закону они лишаются удвоенного пособия на ребенка, которое с 1 июля будет составлять не 5,8 тыс., а 2,9 тыс. рублей. Для жителя города, в котором нет работы, разница огромная.

Привлечь инвестора

Выплаты для жителей загрязненных районов важны, но они позволяют людям лишь выживать. А чтобы радикально изменить ситуацию, нужно развивать экономику. Именно этим чиновники и объясняют смену статуса земель.

Они надеются, что на «чистые» земли придут инвесторы, которые создадут производство и рабочие места для жителей региона.

Впрочем, инвесторы приходили в регион задолго до ноябрьского постановления. Еще в 2008 году было зарегистрировано ООО «Брянская мясная компания», входящая в холдинг «Мираторг».

А 30 марта 2016 года, в день оглашения судебного решения по иску лишенных выплат граждан, в компании заявили о планах по строительству 20 новых ферм и созданию в течение этого году 1,5 тыс. рабочих мест в Брянской, Калининградской, Орловской, Калужской, Тульской, Смоленской областях.

Помимо «Мираторга» в регионе работают агропромышленная компания «Черкизово» и агрохолдинг «Охотно». Но есть места, куда инвестора не заманишь никакой экологией. Даже самой благополучной.

— Мы имеем много примеров, когда зоны стали «чистыми», а туда инвестор не идет, — говорит Вячеслав Гришин. — И дело не в радиационном факторе. Как правило, это малоразвитые районы, в которые инвестор не идет по определению: неразвитая структура, недостаточное количество рабочей силы. Депрессивные районы.

Спасение утопающих

Эксперты считают, что «расчищать» территории и ждать сложа руки инвесторов недостаточно, местные власти вполне могли бы сами заняться развитием. Тем более что в нынешней ситуации инвесторы резко снизили свою активность.

— В стране третий год подряд сокращаются инвестиции, по 2015 году — минус 8,4%. Сокращение идет по нарастающей, — говорит «Известиям» профессор географического факультета МГУ, эксперт в области социально-экономического развития регионов Наталья Зубаревич. — Почему инвестиции пойдут в чернобыльскую зону — тут моей фантазии не хватает.

При этом даже в зоне отселения далеко не все места являются зараженными. Строить там предприятия ничто не мешает — ограничений по законодательству на таких территориях нет, есть санитарные нормы, общие для всей страны.

— И там, где построены предприятия, эти нормы соблюдаются, — говорит Вячеслав Гришин. — Но региональные органы власти считают, что привлечь инвестора можно, если эти территории не будут называться грязными, думают, что деньги польются рекой. Но надо же и самим что-то делать, вкладывайте деньги субъекта! Вы же знаете, что там чистая продукция, развивайте экономику за счет своих средств тогда. Они же этого не делают и дурачат свое же население. Страшилки рисуют сами власти, потому что не обеспечивают инвесторов кредитами. Раньше главы субъектов координировали между собой работу, сейчас такого нет.

Битва за «гробовые»

Ну а пока инвесторы не пришли в зараженные регионы, их жители продолжают отстаивать свои права в суде. В новом иске учтены итоги заседания Российской научной комиссии по радиационной защите при РАН, прошедшего 14 марта.

По итогам заседания правительству было рекомендовано обратиться в Госдуму с предложением о сохранении социальных выплат и компенсаций населению, проживавшему в момент аварии и по настоящий день. В заключении также говорится, что в 260 населенных пунктах уровень радиации превышает допустимый для нормальной жизнедеятельности.

По словам Комогорцевой, чиновники при принятии решения не учли многие факторы, прежде всего влияние на здоровье населения. 

— Все пострадавшие жители имеют по Конституции право на возмещение ущерба здоровью от государства. Фактически не учли накопленную радиационную индивидуальную нагрузку на человека. Совсем не приняли во внимание показатели здоровья населения, все эти годы проживающего на загрязненных территориях. Никто не посчитал количество «съеденных» радионуклидов жителями юго-западных районов Брянской области вместе с дарами природы (грибы, ягоды, дичь, рыба), а также с домашним молоком, мясом, овощами. Сколько было поглощено радионуклидов с пылью, дымом от лесных пожаров, а радиоактивные леса возгорались и хорошо горели за 30 лет более тысячи раз, — говорит эколог.

— Распад радиоактивных веществ занимает сотни лет, — заявил «Известиям» активист белгородского отделения союза «Чернобыль» Александр Горошко. — Не думаю, что за 30 лет всё стало хорошо. Если люди там живут, им надо платить. Это не очень обеспеченные люди, для которых эти выплаты, называемые в народе «гробовые», являются большим подспорьем в хозяйстве, особенно сейчас.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.