Для обучения в лучших университетах мира выделят миллиард рублей

Далеко не все гранты в рамках программы «Глобальное образование» оказываются востребованными

Фото: REUTERS/Jason Reed

С 2017 года увеличивается финансирование программы «Глобальное образование», благодаря которой студенты, самостоятельно поступившие в топовые зарубежные университеты, получают денежную поддержку от государства. Если в этом году общая сумма грантов составила 964 млн 423 тыс. рублей, то в следующем планируется потратить 1 млрд 190 млн 700 тыс. рублей. Кроме того, в соответствии с поправками, которые вносит Минобразования, программа может быть продлена до 2025 года.

— Программа запущена в конце 2014 года, за это время из 1,1 тыс. поданных заявок уже более 220 участников прошли конкурсный отбор, получают гранты и проходят обучение в ведущих иностранных образовательных организациях по всему миру. Первые семь участников, окончивших обучение, вернулись и уже работают в российских компаниях, — сообщили «Известиям» в Министерстве образования. — Интерес к программе заметно увеличился: в первом же конкурсном отборе 2016 года на получение гранта в рамках «Глобального образования» приняли участие более 330 кандидатов, еще несколько конкурсных отборов пройдут до конца года.

Программа позволяет попасть в магистратуру, аспирантуру или ординатуру 288 ведущих мировых университетов в 32 странах. В том числе в Гарвард, Массачусетский технологический институт, Колумбийский университет, Оксфорд, Кембридж, Эдинбургский университет.

— Цель программы — подготовка и получение эксклюзивных российских специалистов международного уровня по приоритетным для развития экономики направлениям: медицина, инженерия, управление в социальной сфере, наука и педагогика, — подчеркнули в Министерстве образования.

Каждого из выпускников трудоустроят в крупнейшие компании. Среди партнеров «Глобального образования» — «Роснано», «Росатом», «Ростех» (более 550 российских организаций готовы обеспечить трудоустройство ее участников). За отказ от отработки недавним студентам придется выплачивать серьезный штраф. Возвращение и трудоустройство в России — обязательное условие.

Однако несмотря на такие заманчивые предложения, далеко не все гранты оказываются востребованными.

Директор Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина рассказала «Известиям», что есть несколько причин «недобора», главная из которых — недостаточное знание языка. Как правило, английского.  

— Качество наших выпускников, особенно тех, кто стремится участвовать в программе, достаточно высокое. Программа эта чрезвычайно важна и нужна, потому что необходим и обмен какими-то контактами, и налаживание партнерских связей, и включение в проекты, которые выбираются самими студентами, — говорит Ирина Абанкина. — И те, кто поступает, в состоянии освоить достаточно сложные программы, которые предлагаются зарубежными университетами. Но мы недобираем туда ребят. В первую очередь из-за слабого знания языка. Ведь приоритетные направления программы «Глобальное образование» связаны в первую очередь с техническими, математическими, инженерными специальностями. А ребята, которые учатся на этих направлениях, не блестяще знают иностранные языки, их знаний недостаточно, чтобы продолжать образование за рубежом. Намного лучше знают языки студенты гуманитарных вузов, но эти вузы не входят в приоритетные направления.

Доцент МГЛУ, литературный переводчик с английского языка Михаил Загот считает, что проблема тут не только в преподавании, но и в низкой мотивации студентов негуманитарных вузов.

— Я не могу сказать, что во всех школах плохо преподают языки, это не так. Школы-то разные — есть спецшколы, есть платные курсы, и там всё хорошо. При желании можно прекрасно выучить тот же английский, — говорит Загот. — В технических и экономических вузах принципиальный момент заключается в том, что у студентов нет большого интереса к изучению языка. Они считают, что им это не нужно, не очень заинтересованы в этом. А если ты не хочешь учиться, никакой педагог, даже самый лучший, тебе не поможет. А тот, кто реально замотивирован, всё выучил еще до поступления в институт.

Но, помимо слабого знания иностранных языков, есть еще две важные причины «недобора» в программу «Глобальное образование». Люди боятся потерять работу, которая у них уже есть.

— У нас сложилась определенная модель совмещения работы с образованием на последних курсах. И терять включенность в российский рынок труда выпускники вузов не хотят. Даже ради продолжения учебы в престижном университете, — поясняет Ирина Абанкина. — Особенно это касается людей, которые успели найти не просто работу, а ту, которая связана с их специальностью и предполагает карьерный рост.

По данным обследований Высшей школы экономики, уже на третьем курсе работают 82–86% студентов.

Третья причина, по которой выпускники российских вузов не стремятся доучиваться за границей, находится за пределами профессиональных интересов.

— Дело в том, что на магистерские и аспирантские программы идут уже взрослые люди. И у них складываются семейные отношения. Всё это в совокупности и влияет на выбор. Когда ты уже встроился в какую-то образовательную, карьерную и семейную стратегию, вырваться на учебу за границу с учетом возврата в Россию очень тяжело. А невозврат предполагает довольно серьезные штрафные санкции. Поэтому мы пока довольно сильно недобираем те объемы, которые предполагались программой.

Теоретически можно было бы расширить действие программы «Глобальное образование» и позволить участвовать в ней выпускникам школ. Но это невозможно, поскольку наши выпускники — несовершеннолетние. А поступать за границу после первого-второго курса тоже нерационально — идет разрыв программы. Есть стажировки для студентов вторых-третьих курсов. Но они не освобождают их от сдачи экзаменов в России — нет системы взаимозачетов. И студенты сталкиваются с двойной нагрузкой.

Написать комментарий

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.