«Город наживается на горе, кладбище — это не платная стоянка»

Эксперты похоронного рынка считают, что эксперимент по продаже семейных захоронений провалился

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов

По информации московского департамента по конкурентной политике, количество звонков на «горячую линию», консультирующую по вопросам приобретения мест для семейных захоронений, увеличилось в семь раз. Однако в общей сложности в 2016 году жители Москвы купили всего 25 кладбищенских мест стоимостью от 260 тыс. до 3,5 млн рублей из 700, выставленных на торги. «Известия» выяснили, кто покупает эти участки и как формируется их цена.

Опрос, проведенный департаментом по конкурентной политике, показал, что москвичи задумываются о заблаговременном приобретении мест на кладбищах, чтобы избежать лишних хлопот после смерти близких (37% респондентов), уберечься от мошенников в сфере ритуальных услуг (22%). Некоторые решили купить участок по просьбе родственников (15%).

Сейчас Москва предлагает различные участки под захоронения площадью до 10 кв. м. При этом цена доходит до нескольких миллионов рублей. Как выяснили «Известия», самым активным покупателем в 2016 году оказался предприниматель Асан Аблятифов. В феврале он купил восемь участков на Домодедовском кладбище стоимостью по 300 тыс. рублей каждый.

— Я приобрел эти участки для своей семьи, потому что это на века. Это было сложное решение, но не в материальном смысле, там больше психологический момент, — сказал Аблятифов «Известиям».

Он отметил, что участки оформил без проблем и проволочек, этот процесс у него занял около трех месяцев.

Самые дорогие участки приобрел другой бизнесмен — Мелик Мелконян, он купил два места на Троекуровском кладбище за 3,5 млн рублей.

Другой участник аукциона — Олег Черенков, купивший два участка за 260 тыс. рублей на Кунцевском кладбище, рассказал, что изначально хотел приобрести места на Даниловском кладбище, потому что там похоронены его родственники, однако свободных участков не оказалось.

— Мы с родителями посовещались и решили купить, чтоб уже было. Ведь у меня еще старенькая бабушка есть, ей 90 лет, — объяснил Черенков. Его бабушка по телефону рассказала «Известиям», что знает о покупке мест на кладбище.

— Наверное, для меня место готовят, но я не вижу в этом ничего плохого. Я и сама говорила детям: ребята, мне 90 лет, а на кладбищах участков нет. Правда, участки стоят дорого, — сказала она. 

Стоимость лота на право захоронения на московских кладбищах, по данным департамента конкурентной политики, сейчас колеблется от 25 тыс. до 1 млн рублей.

— Стоимость размещения определяется исходя из площади участка, месторасположения на территории кладбища и базовой стоимости 1 кв. м на конкретном кладбище, — говорит Александр Лукин, заместитель руководителя департамента Москвы по конкурентной политике.

Однако по мнению председателя профсоюза ритуальных служб Антона Авдеева, установленные расценки не имеют отношения к реальной стоимости площадок.

— Цены на семейные захоронения запредельные, за такие деньги можно купить квартиру. Кадастровая стоимость квадратного метра на кладбищах как минимум в девять раз, а иногда и в 30 раз меньше, чем цена, которую установила Москва, — сказал Авдеев.

По его мнению, эксперимент по продаже семейных захоронений провалился: жители Москвы покупают незначительное количество площадок из-за их высокой стоимости, причем эта сумма вырастает в два раза, если место приобретается не до, а после смерти родственника.

— Сейчас город наживается на горе. Кладбище — это не платная стоянка, — говорит Антон Авдеев.

По его мнению, места, которые раньше пустовали и после ревизии городских властей были выставлены на продажу в качестве мест для семейных захоронений, надо бесплатно отдавать почетным жителям Москвы.

Председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов отметил, что продажа городом мест для семейных захоронений открывает возможности для перепродажи мест на кладбищах.

— По закону продавать места на кладбищах нельзя. Но мне известны случаи, когда места для семейных захоронений перепродавались по серым схемам — с правом переуступки, например, — сказал Кабанов.

Однако позиция департамента по конкурентной политике противоположна мнению экспертов.

— Эксперимент идет успешно. Москвичи уже оценили преимущества новой формы приобретения мест на кладбищах. Эта форма публична, доступна, прозрачна, — сказал Александр Лукин.

Написать комментарий

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.