Обратный отсчет: каких реформ ожидать от Кабмина

Наталья Ульянова, CEO в ICF Legal Service

Колонки автора

Залечь на дно, или Почему экономика в 2016 году не выберется из кризиса

Реформа ГФС. Давление на бизнес лишь усиливается

Пристегните ремни. Налоговая милиция возвращается

Верховная Рада не смогла расформировать Кабинет министров.

Хотя депутаты оказались крайне недовольны работой правительства, голосов для его отставки парламентарии не набрали.

Оказалась слаба политическая воля или попросту не хватило смелости — особого значения не имеет.

Гораздо важнее понять, как Арсений Яценюк попытается удержаться в премьерском кресле, ведь времени у него не так много, всего шесть месяцев.

В противном случае Верховная Рада уже в сентябре сможет вынести в сессионный зал повторную резолюцию о недоверии правительству.

Однако премьер не унывает. Накануне скандального заседания парламента он обратился к украинцам, призвав сконцентрироваться на реформах.

Сам же план реформ, который насчитывает 379 конкретных мер и решений, принят, а члены Кабмина, засучив рукава, готовы его реализовывать.

Одна из первоочередных задач, которые озвучил Яценюк, — глубокая перестройка ГФС и таможни. Помимо ротации кадров и очистки фискальных структур от коррупции, на четыре таможни будут привлечены международные компании, которые будут управлять пунктами пропуска на границе.

По мнению премьера, это должно выявить проблемы в работе, найти пути их решения и показать бизнесу, что он может ввозить и вывозить товары без взяток.

Практика это не новая, и в ряде стран бывшего соцлагеря она уже применялась. Нюанс в том, что абсолютно такие же обещания Яценюк давал летом 2015 года.

В числе таможен, которые попадут под пилотный проект, он называл Закарпатскую, Львовскую, Волынскую и Черновицкую, а кандидатом на управление — британскую Сrown Agents. Однако совершенно неясно, почему за следующие полгода этот проект не был реализован и перекочевал на 2016 год.

Предметом споров остается обещанная реформа ГФС и налоговой системы. Так, Кабмин по-прежнему выступает за уже не раз звучавшую идею расформировать налоговую милицию и создать на ее базе службу финансовых расследований.

Однако возникает вопрос относительно полномочий нового органа. Это будет смена названия или все-таки изменение в методах работы силового блока ГФС?

Кроме того, аналитический блок налоговой милиции обладает серьезными специалистами в области расследования экономических преступлений.

Соответственно, необдуманная ротация кадров может привести к полной недееспособности нового органа и появлению очередной деструктивной машины за ширмой так называемой службы расследований.

Чем это может закончиться, хорошо видно на примере IT-сектора, который уже более года подвергается репрессиям со стороны правоохранителей.

Успешность налоговой реформы тоже под вопросом.

Как намекнул Яценюк, парламенту следует поддержать проект изменений в Налоговый кодекс, предложенный Кабмином. Если речь о законопроекте №3630, который был зарегистрирован в Верховной Раде 11 декабря 2015 года, то премьер вряд ли найдет по нему консенсус с депутатами и бизнесом.

Этот документ предлагает сохранение раскритикованной идеологии налоговой системы, которая строится на жестких плановых показателях и открывает перед ГФС и прочими контролирующими органами широкие возможности для коррупции.

Кроме того, по многим пунктам проект реформы правительства не вписывается в рекомендации МВФ.

В феврале фонд опубликовал отчет, в котором рекомендовал вывести из-под действия единого налога юридические лица, сузить применение «упрощенки», увеличить акцизы и сделать все возможное для еще большего выхода бизнеса из «тени», прежде всего — в части выплаты зарплат.

К тому же позиция Кабмина, разработчиком реформы от лица которого выступает Минфин во главе с Натальей Яресько, попросту не находит отклика среди малого и среднего бизнеса, а также среди рядовых налогоплательщиков.

Похоже, Минфину гораздо важнее зафиксировать номинальные успехи в налоговой реформе, нежели продемонстрировать реальные шаги.

Так, в отчете «Мониторинг прогресса реформ», который опубликовал Национальный совет реформ по итогам 2015 года, говорится о выполнении задач по перестройке налоговой системы в 2015 году на 83%.

Причем свою часть работы, по мнению Нацсовета реформ, Минфин реализовал на 100%. Так что если властям и в 2016 году важно будет показать лишь имитацию улучшений, все реформаторские зачатки будут неминуемо провалены.

Не менее значимым стало обещание Яценюка запустить процесс приватизации. Учитывая, что за 2015 год план приватизации выполнен менее чем на 1%, намерение вполне здравое. К тому же, согласно бюджетной росписи, продажа госимущества должна принести свыше 17 млрд грн, а это немалые деньги.

Однако одного лишь голого энтузиазма мало. Деятельность госпредприятий, к сожалению, крайне непрозрачна, их отчетность испещрена неправдивыми данными, которые вводят потенциальных инвесторов в заблуждение.

Кроме того, большинство госкомпаний убыточны. По данным Минэкономики, сто крупнейших предприятий, собственником которых является государство, за 2014 год получили убыток 116,6 млрд грн, из которых 88,4 млрд грн — это отрицательный финансовый результат «Нафтогаза Украины».

Еще один немаловажный фактор, который препятствует нормальной приватизации, — войны за руководящие должности на госпредприятиях.

Яценюк уверяет, что подходы к назначению их директоров изменятся, менеджеров будут выбирать на конкурсной основе исключительно по деловым качествам и гарантировать им рыночные зарплаты. Тем не менее, насколько подбор топ-менеджеров для госкомпаний будет объективным, покажет время.

По крайней мере, недавние конфликты на «Электротяжмаше» или в «Укрспирте», а также история вокруг ГП «Антонов», где в 2014 году руководство менялось силовым методом, заставляют усомниться в благородных планах правительства.

Впрочем, нельзя сказать, что у Яценюка и его команды не было достижений.

Министрам удалось запустить регуляторную реформу, в том числе послабить давление на бизнес и открыть доступ к регистрационным данным, добиться перевода госзакупок в электронный формат, начать процессы по созданию «электронного правительства», вплотную подойти к бюджетной децентрализации.

Однако сделать правительству предстоит значительно больше. Сложность ситуации для Кабмина в том, что если в 2014 году у него был хоть какой-то кредит доверия, то сейчас он полностью исчерпан. Значит, очередное промедление с реформами уже неминуемо приведет к отставке. Альтернатив попросту нет.

* * *

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об’єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться.

Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

Все про: правительство, Минфин, реформы, налоги

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.